A- A A+

Память и почесть

Рядовой армии – трудовой

вкл. .

Приближается великая дата – 75-летие Победы над фашизмом. Говоря о той страшной и самой кровопролитной в истории человечества войне, мы вспоминаем о миллионах бесстрашных бойцов, погибших на полях сражений, о тех, кому довелось пройти дорогами войны и вернуться к близким, о тех, кто ковал Победу в тылу. Но была еще одна армия – трудовая.

Трудармейцами называли себя те, кто был мобилизован и призван военкоматами выполнять принудительную трудовую повинность. Их труд использовался на стройках в различных отраслях народного хозяйства. Они стали бесплатной рабочей силой, пополнив обширную сеть ГУЛАГА в Сибири и на Урале. Сюда мобилизовали тех, кто считался неблагонадежными по социальному или национальному признаку: русские, украинцы, немцы, финны, румыны, венгры, итальянцы, эстонцы, латыши, литовцы. Позже мобилизации подверглись корейцы, белорусы, калмыки, башкиры, татары и др... Этнические немцы во время войны считались особенно неблагонадежными. Именно поэтому они составили основную часть трудармии. Один из ее рядовых – алмалыкчанин Эвальд Эдуардович Фурман.

Немцы стали жить в России с петровских времен – с XVIII века. Позже они переселились на многие территории бывшего Союза. Семья Эдуарда Фурмана проживала в одном из сел под Киевом. Глава семьи работал завхозом в колхозе, вместе с супругой воспитывали семь детей (Эвальд, родившийся в 1922 году, был третьим ребенком), приучая их к нелегкому крестьянскому труду. Жизнь была непростой, но дружная семья вместе преодолевала невзгоды, считала родной украинскую землю с ее неповторимой природой, певучей украинской речью и протяжными задушевными песнями… Беда пришла в 1936 году, когда Эдуарда арестовали, объявив врагом народа, и вскоре расстреляли. А семью, как и тысячи других семей этнических немцев, вывезли в Казахстан. Здесь она попала в один из колхозов под Алма-Атой, который специализировался на выращивании сахарной свеклы. С 15 лет стал работать в колхозе и Эвальд. А в 1941 году его вместе со старшим братом мобилизовали в трудовую армию на Урал. К сожалению, попали они в разные лагеря и не думали о том, что разлука с родными растянется на долгие годы. Позднее ряды трудармейцев пополнили и две сестры Эвальда.

Он не любил вспоминать о том, что ему и миллионам других пришлось пережить в лагерях. Это сейчас мы знаем, какие тяжелые испытания выпали на долю этих людей, которых во время войны государство использовало как бесплатную рабочую силу, вдвое увеличив число лагерных заключенных ни в чем не повинными людьми, низведенными в положение заключенных и содержащихся под стражей. Они направлялись на самые трудные участки:  строительство важнейших объектов оборонного значения, железных дорог, предприятий и шахт...

Жили как заключенные: проволочные ограждения, кругом охранники. Режим трудармейцев был жёстким. Выход из лагеря разрешался по пропускам или в строю. На работу тоже шли строем. Все нарушения фиксировались в личных делах. За дезертирство и отказ от выхода на работу применялась высшая мера наказания - расстрел.

До июня 1946 года по трудовой мобилизации Эвальд работал в ЧМС – Челябметаллургстрое. Это была суровая школа жизни: был грузчиком, валил лес, участвовал в строительстве железной дороги… Непривычные погодные условия, тяжелая работа, плохое питание (паёк у трудармейцев был меньше, чем у заключенных-уголовников), отсутствие теплой одежды, продолжительный рабочий день, зачастую по 12 часов и более – все это сказывалось на их здоровье. В одну из зим Эвальд отморозил пальцы ног, а позже упавший железнодорожный рельс повредил ногу.

Условия были настолько нечеловеческими, что многие были обречены на гибель. Даже фронт казался спасением, поэтому трудармейцы изъявляли желание защищать Родину с оружием в руках. Однако клеймо неблагонадежных закрыло им эту дорогу.

Эвальду повезло: молодой организм, большое желание жить помогли преодолеть выпавшие испытания и выйти из них победителем. Вместе с другими он не покладая рук добросовестно работал, потому что по-другому не умел. В долгожданной Победе есть вклад и трудармейцев, который ничуть не меньше, чем героизм воевавших на передовых, и самоотверженность тех, кто работал в тылу.

Изможденные, но не потерявшие веру в лучшее, они радовались окончанию войны, мечтали о возвращении домой. Но до завершения их войны было еще далеко – долгих девять лет. Только через год, в июне 1946 года, Эвальду и другим трудармейцам разрешили жить на поселении в Челябинске. А в 1951 году его отправили в Ангрен на один из рудников, где он до сентября 1954 года работал плотником. О возвращении к своим родным не было и речи: переселенцам нужно было ежемесячно отмечаться в комендатуре.

Жизнь понемногу налаживалась. Молодой человек повстречал любовь всей своей жизни – Антонину, которая работала на цементном заводе. Вместе они прошли путь длиной в 56 счастливых лет. Девушке приглянулся симпатичный мужчина тактичностью, аккуратностью, слово у него никогда не расходилось с делом. Как говорится, за ним, как за каменной стеной. В 1952 году сыграли свадьбу, а в следующем году у пары родилась дочь.

1954 год – один из самых радостных в судьбе Эвальда: его в числе других немцев-трудармейцев реабилитировали. Так, спустя 13 долгих лет он смог обнять мать, братьев и сестер. В этом же году молодые переехали в Алмалык, где у Антонины жила мама с сестренками и братом. В октябре Эвальд устроился плотником в ремцех (позднее РСУ, а сегодня трест «Олмаликметаллургкурилиш»), где проработал до выхода на пенсию в 1982 году, а потом еще пять лет трудился плотником в санатории-профилактории АГМК. За свой добросовестный труд он неоднократно поощрялся премиями, ему выносились благодарности, его портрет украшал Доску почета, его фамилия занесена в книги почета, в 1975 году было присвоено звание «Ветеран труда АГМК». Как об одном из лучших работников на комбинате о нем писали газеты «Алмалыкский рабочий» и «За цветные металлы».

За годы работы в РСУ объектами его деятельности часто становились детские сады, в строительстве которых он участвовал. Ему в числе других лучших тружеников управления доверяли строить и ремонтировать жилье для руководства АГМК, собирать мебель вновь назначенным директорам комбината. Его врожденная аккуратность, желание во всем дойти до самой сути позволили ему освоить не только профессию столяра. Кстати, мебелью, собранной его руками, до сих пор пользуются его дети, внуки, правнуки, племянники... Соседи до сих пор с теплотой вспоминают умельца, который мог не только врезать, но и починить любой замок. Не владея специальными знаниями по электрической части, ремонтировал утюги, стиральные машины. В возрасте 53 лет он стал учиться водить автомобиль. В группе он был самым старшим, при этом – самым усердным, поэтому и экзамены на право вождения сдал лучше всех. Ремонты своего стального друга не доверял никому: сам устранял все неисправности. Много лет выписывал журнал «За рулем», штудировал каждый номер и разбирал ситуации, которые предлагались к решению.

В 1992 году, накануне 9 Мая, Эвальду Эдуардовичу была вручена медаль за доблестный труд во время войны, через два года он был удостоен медали «Шухрат», а через четверть века в честь 28-й годовщины независимости такую же медаль, только за достойный вклад в достижение больших успехов в культурной жизни нашего общества, получил его сын – директор ДШМИ №8 Михаил Фурман.

Сегодня, продолжая династию, на комбинате трудится внук Э. Фурмана – главный инженер АТЗ Николай Голубев, который прошел путь от рабочего до ИТР.

Эвальд Эдуардович ушел из жизни в 2008 году, не дожив 50 дней до своего 86-го дня рождения, оставив о себе светлую память.

Анастасия КАЛИНКИНА

Click to listen highlighted text! Powered By GSpeech